СКР не нашел ошибок в деле Дмитрия Каменщика

Как стало известно «Ъ», заместитель генпрокурора России Владимир Малиновский, направивший целую серию требований об устранении нарушений федерального законодательства, которые были допущены, по его версии, в ходе расследования уголовного дела владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика, наконец получил на них ответ из СКР. Руководитель одного из следственных подразделений комитета сообщил господину Малиновскому, что все его доводы были тщательно проверены, но «своего подтверждения не нашли». Сегодня суд рассмотрит ходатайство следствия о продлении домашнего ареста господину Каменщику еще на три месяца.

Направляя требования председателю СКР Александру Бастрыкину, заместитель генпрокурора Владимир Малиновский добивался освобождения Дмитрия Каменщика, а также бывших директора аэропортового комплекса Вячеслава Некрасова, управляющего директора ЗАО «Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити» (обеспечивает безопасность аэропорта) Андрея Данилова, главы российского представительства компании Airport Management Company Limited (управляет Домодедово) Светланы Тришиной, а заодно и прекращения их уголовного преследования. Предприниматели обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц). В свою очередь, заместитель генпрокурора Малиновский полагает, что в действиях обвиняемых вообще не было состава преступления.

По данным «Ъ», господину Малиновскому вместо Александра Бастрыкина ответил полковник юстиции Александр Прокопец, ранее возглавлявший расследование известного дела банды «Цапки», а теперь руководящий одним из следственных управлений ГСУ СКР. Господин Прокопец, рассмотрев обращения заместителя Юрия Чайки, ответил на них постановлением «О несогласии с требованием прокурора об устранении нарушений».

Как отметил господин Прокопец, в требовании прокурора ставится вопрос об отмене постановлений о привлечении господ Каменщика, Некрасова, Данилова и Тришиной в качестве обвиняемых «ввиду отсутствия доказательств прямой причинно-следственной связи между действиями указанных лиц и наступившими последствиями в виде смерти двух и более лиц». Предъявленное им необоснованное обвинение, по мнению господина Малиновского, повлекло незаконное же избрание фигурантам дела мер пресечения. Однако, указывает господин Прокопец, приведенные заместителем генпрокурора доводы не соответствуют обстоятельствам, установленным в ходе следствия. В соответствии с ними в обязанности собственника аэропортового комплекса и его подчиненных «входило принятие необходимых и достаточных мер по обеспечению авиационной безопасности». Однако предприниматели, полагает следствие, в условиях увеличившегося пассажиропотока решили минимизировать расходы на безопасность, сократив количество сотрудников службы авиационной безопасности, которые дежурят на входах в аэровокзальный комплекс. В результате, по версии СКР, техническому контролю с использованием стационарных рамок металлоискателей подвергалось от 0,5% до 2% входящих в аэровокзал. «Именно указанные обстоятельства, свидетельствующие о пониженной защищенности международного аэропорта Домодедово от актов незаконного вмешательства, послужили основанием для его выбора в качестве места совершения теракта»,— считает господин Прокопец, отмечая, что этот вывод подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами, в том числе показаниями одного из осужденных пособников исполнителя теракта. Действия обвиняемых предпринимателей, по версии СКР, привели к увеличению «степени уязвимости аэропорта и оказанию услуг в области гражданской авиации, не отвечающих требованиям безопасности», а уже это позволило террористу Магомеду Евлоеву пронести в здание аэровокзала спрятанную под одеждой бомбу и произвести ее подрыв — 37 человек погибли, еще 170 получили ранения.

По данным же прокуратуры и защиты обвиняемых, на момент теракта 100-процентный досмотр посетителей аэропорта не был предусмотрен законодательством, а сотрудники службы авиационной безопасности должны были проверять пассажиров уже в так называемой стерильной зоне — перед их посадкой в самолет.

Ссылку прокуратуры на фактически преюдиционное значение решений двух московских судов, отказавших пострадавшей от теракта Елене Криволуцкой в компенсации морального и материального вреда за счет структур аэропорта Домодедово, представитель СКР назвал необъективной, отметив, что на момент судебных разбирательств уголовное дело по ст. 238 УК РФ еще не было возбуждено. Таким образом, как сообщил полковник Прокопец, доводы заместителя генпрокурора были проверены, но «своего подтверждения не нашли».

Сегодня Басманный райсуд рассмотрит ходатайство СКР о продлении домашнего ареста Дмитрию Каменщику еще на три месяца (мера пресечения ему была избрана в феврале), а в ближайшие дни — аналогичные ходатайства по другим фигурантам уголовного дела. Представители Генпрокуратуры собираются добиваться освобождения обвиняемых не только в Басманном райсуде — они уже обратились с соответствующими представлениями в президиум Мосгорсуда.

Николай Сергеев

Источник: «КоммерсантЪ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика