«НАБАТ» по Мемориалу Памяти и Победы

«Несмотря на 7 высокопрофессиональных специализированных экспертных заключений Государственных организаций, ГЛАВГОСЭКСПЕРТИЗЫ России, Министерства Культуры России, Академии Художеств России и др., выполненных по требованию администрации и белгородского областного арбитражного суда, Правительство России до настоящего времени не оплатило выполненные и принятые Художественно-Экспертным Советом Министерства Культуры России и администрацией Белгородской области, уникальные художественные произведения – Мемориал Памяти и Победы установленный на Курской дуге на Прохоровском поле!» — пишет в редакцию Агентства федеральных расследований генеральный директор ТЭХП «Набат» Валентин Краснов.

Согласно справке, предоставленной в Арбитражный суд Белгородской области еще в 1998 году, общая стоимость художественных работ оценивалась почти в 17 млрд рублей, выплатили чуть более 4 млрд, задолженность Белгородской администрации перед коллективом составила более 12,6 млрд рублей (в ценах 1984 года). То есть после деноминации сумма невыплаченных денег – 12 699 220 рублей.

А начало истории уходит в 1991 год, когда 22 февраля Кабинет Министров СССР вынес Распоряжение № 113р о сооружении в 1991-1993 гг. памятника-музея, посвященного знаменитому танковому сражению на Курской дуге в 1943 году. Тогда же в Министерство Культуры СССР и Министерство обороны СССР было принято решение направить 2 млн и 3 млн рублей соответственно для финансирования капитальных вложений. Белгородский облисполком совместно с Министерством культуры РСФСР и Государственным комитетом РСФСР по делам обороны в срок до 1 июля 1992 года должны были утвердить смету расходов по проведению юбилейных мероприятий, связанных с 50-летием Победы Советской Армии в битве на Курской дуге. Документ был подписан Председателем Совета Министров РСФСР И.Силаевым и управляющим Делами Совета Министров РСФСР А.Третьяковым.

Исполнителями, согласно приложению, являлись Минкультуры РСФСР и Белгородский облисполком.

Центральной композицией мемориала должен был стать комплекс-звонница, под руководством известного скульптора Вячеслава Клыкова. 53-метровое сооружение со скульптурными барельефами, которое венчал золоченый шар-держава диаметром шесть метров, а на нем семиметровая фигура Божией Матери, должен был выполнить «НАБАТ» во главе с генеральным директором Валентином Красновым.

20 июня 1991 года председатель Белгородского областного Совета народных депутатов А лексей Пономарев утвердил «Протокол совещания» по вопросу подготовки празднования юбилея, согласно которому заказчиком работ выступило Управление капитального строительства (УКС) облисполкома под руководством Словецкого Антона Казимировича.

На встрече, состоявшейся 20 июня, Валентин Краснов просил дать технико-экономическое обоснование проекта, на что, по рассказу самого Краснова, Славецкий сказал, мол, у нас нет такой возможности.

Поскольку сроки были выставлены короткие, то Валентина Краснова и его творческое объединение «НАБАТ» попросили сразу приступить к работам над памятником.

— Нам говорили: «Быстрей-быстрей, не успеем, а там уж за все расплатимся»,— утверждает Краснов.— Зачастую первоначальный проект улучшался прямо по ходу возведения памятника, нам твердили: «Потом разберемся, никого не обидим»,— и в итоге мы успели все в срок.

К слову, звонница была торжественно открыта в срок, 3 мая 1995 года и освящена патриархом Московским и всея Руси Алексием II.

Ну а пока, в 1991-м, дело надо было двигать, и Краснова попросили спешно составить договор, согласно которому заказчиком выступал начальник УКСа Белгородского облисполкома А. Словецкий, а исполнителем гендиректор ТЭХП «НАБАТ» Валентин Краснов. По договору смета, составленная в ценах 8 августа 1984 года, заказчик должен был перечислить подрядчику 569 297 860 рублей. Аванс должен был быть произведен в течение трех дней с момента подписания договора в размере 70% от сметной стоимости. В прочих условиях договора сказано, что «в случае задержки заказчиком перечисления аванса сроки начала и окончания работ соответственно отодвигаются…» Срок действия договора – с 21 октября 1991 г до апреля 1995 года .

Договор написан, передан в обладминистрацию Славецкому. Ну, а команда Валентина Краснова и скульптор Клыков под честное слово главы области А.лексея Пономарева работает над монументом, тем более что в конце октября 1991 года «НАБАТ» получил аванс в размере… 22 000 рублей (до деноминации). А ведь еще и сроки создания памятника довольно-таки короткие, ну как не поверить властям при даже минимальном инвестировании?!

Активные работы по воссозданию памятника начались в 1992 году.

Однако вскоре выяснилось, что договор-то Славецкий не подписал. Год не подписал, два… Хоть и ходил Валентин Краснов в администрацию, но не до договора было чиновникам… До января 1994 года…

И вот только 11 января 1994 года, после неоднократных обращений теперь уже к губернатору Евгению Савченко (возглавляет область с ноября 1993 г. – FLB.ru), Славецкий поставил свою подпись под договором.

Ну а раз подпись поставил, то и деньги должен перечислить. Это и произошло в марте 1994 года, когда подрядчик получил 200 млн рублей (после деноминации – 200 тыс.). Напомним, что по смете стоимость проекта составляла почти 570 млн рублей.

Справедливости ради, отметим, что в 1992 году «НАБАТ» получил еще три платежа на сумму 1 635 950 рублей (после деноминации – 1636 рублей).

Любопытно отметить, что только в декабре 1991 года Приказ № 371 Министерства культуры РСФСР определил ответственных за контроль над проектированием памятника в лице начальника Отдела изобразительного искусства и музеев и начальника Отдела капитального строительства и ремонта. Другими словами, фактически только через полгода после начала работ появились официальные документы.

Чуть позже УКСу Белгородской области передали «исходно-расчетную документацию с пояснительными чертежами, сводный сметный расчет и сводную смету на создание и авторский перевод в долговечный материал монументальной композиции «Памятник Победы на Прохоровском поле»».

И только через год, в декабре 1992 года, администрация Белгородской области распорядилась утвердить ТЭО строительства памятника…

«Коллектив нашего художественного предприятия трудился более 5 лет, качественно и в оговоренный срок выполнил задание Правительства. Создал и воссоздал в долговечном материале уникальный монументальный 53-х метровый Мемориальный комплекс Памяти и Победы, установленный на Курской дуге под Прохоровкой. Выделенные Правительством целевые деньги федерального бюджета выплачены сторонним людям, не имеющим абсолютно никакого отношения ни к нашему коллективу, ни тем более к созданию и выполнению уникальных монументальных художественных произведений», — рассказал ПАСМИ Валентин Краснов два года назад.

И вот после открытия памятника, с 1996 года по сегодняшний день , «НАБАТ» борется с администрацией Белгородской области, чтобы получить причитающиеся ему деньги, а администрация области доказывает, что никаких денег не должна.

Еще в 2000 году, газета «Коммерсантъ» рассказывала о том, что создатели монумента не смогли даже поехать на открытие памятника, поскольку банально не было денег.

— Нет денег, чтобы туда поехать,— говорил генеральный директор «НАБАТа» Валентин Краснов,— а так бы мы устроили там пикеты с плакатами «Савченко, отдай наши деньги». А впрочем, все равно ничего бы не вышло. Охрана не подпустила бы нас и на пушечный выстрел.

В 2004 году газета «Бизнес-адвокат» писала:

«После безуспешных попыток решить конфликтую ситуацию миром, ТЭХП «Набат» был вынужден начать судебную тяжбу с Управлением капитального строительства (УКС) администрации Белгородской области.

Поначалу Арбитражный суд Белгородской области «Набату» в иске отказал (решение от 8 июля 1999 г.), сославшись на недостаточность представленных доказательств и пропуск срока исковой давности. Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 20 октября 1999 г. это решение было отменено, и дело вернулось на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебные акты Арбитражного суда Белгородской области по делу ТЭХП «НАБАТ» к УКС дважды отменялись кассационной инстанцией как незаконные. И вот 25 сентября 2000 г. вынесено новое решение о взыскании с УКС в пользу истца 202 248 руб. отосновного долга в 12 114 237 руб . В остальной части иска отказано.

Несмотря на формулировку решения, соотношение сумм взыскания и основного долга не позволяет говорить о том, что оно в пользу истца. Кроме того, этих денег «НАБАТ» тоже не получил – решение не было исполнено.

В кассационной жалобе «НАБАТ» указал, что при пересчете сметной стоимости в текущие цены (на апрель 1995 г.) ответчиком был использован коэффициент для пересчета сметной стоимости общестроительных работ, установленный УКСом, что является грубейшим нарушением порядка перерасчета, так как для перерасчета стоимости авторских, художественно-технических работ, в том числе создания скульптурных произведений, применяются совершенно иные коэффициенты. На это обстоятельство обратила внимание и Главгосэкспертиза России. Другими словами, уникальные художественные работы фактически были приравнены к кирпичной кладке.

Тему продолжило в мае 2014 года PASMI : « «НАБАТ» …уже какой год пытается добиться от губернатора Белгородской области Евгения Савченко выплаты стоимости всех работ по возведению памятника. Краснов утверждает, что губернатор Савченко не хочет произвести все выплаты, оказывает давление не только на местные суды, но и на СУ СК по Белгородской области.

В суде начальник УКСа заявлял, что все художественные произведения, главный художественный руководитель нашего предприятия В.М.Клыков просто подарил администрации. Когда Клыков обратился в суд с письменным требованием оплаты выполненных художественных произведений, начальник УКСа заявил, что он не заказывал художественные произведения.

Весь этот беспредел, уверен Краснов, создан начальником УКСа для того, чтобы заставить «Набат» принести ему «откат».

«Это малая часть деяний начальника управления капитального строительства администрации Белгородской области. Самое интересное то, что наше художественное предприятие («генерального подрядчика», создавшего и воссоздавшего весь Мемориальный комплекс) начальник УКСа категорически отказался внести в акт сдачи-приёмки всего комплекса Мемориальных художественных произведений за то, что мы отказались выполнить его требования. По его словам, это губернатор запретил вносить предприятие в государственный акт приёма-передачи. Выходит, что все уникальные монументальные Мемориальные художественные произведения создали и воссоздали начальник УКСа и губернатор?!», — недоумевает Краснов.

Он также уверен, что рассмотрение его искового заявления судья арбитражного суда умышленно затягивал.

«Судья Кравцов С.В. посылал постановления в Воронеж, в Центральную Воронежскую Лабораторию Судебной Экспертизы Министерства Юстиции РФ о проведении строительно-технической экспертизы «оценка стоимости работ по выполнению в долговечном материале Памятника Победы», что изначально являлось осознанным профессионально продуманным идиотизмом. Нами было многократно разъяснено «судье», что Министерство юстиции РФ занимается судебной экспертизой. Но судья с улыбкой говорил: «Вы просите экспертизу? Мы её выполняем». В каждом ответе начальник ЦВЛСЭ А.А.Козырев писал, что ни ЦВЛСЭ, ни какое либо иное экспертное учреждение системы Минюста РФ производством таких экспертиз не занимается. Но судья Кравцев С.В. с упорством профессионала вновь направлял своё судебное требование в Воронежскую Лабораторию Судебной экспертизы», — рассказывает о своих судебных тяжбах руководитель «НАБАТа».

Решения Белгородского областного арбитражного суда несколько раз были отменены, но все тщетно.

Так, на протяжении уже многих лет Краснов, как он сам утверждает, пытается «в одиночку противостоять напору административного ресурса» губернатора Белгородской области Евгения Савченко и вернуть полагающиеся его коллективу деньги.

Краснов говорит, что начальник управления капитального строительства области «украл из государственной казны, выделенные Правительством целевые деньги федерального бюджета». Чиновник не стал выплачивать всю полагающуюся «Набату» сумму, потому что Краснов, как он сам утверждает, отказался «выполнять требования чиновника по «откату» в размере 10% от суммы за все выполняемые художественные произведения в «его» области».

— Краснов хочет просто разорить область,— говорил в 2000 году главный инженер УКСа Евгений Ивахненко,— он представил нам такую смету расходов, которая даже в страшном сне не приснится. Мы провели экспертизу в «Белгородгражданпроекте», где подтвердили, что все наши расчеты сделаны правильно.

Краснов в ответ представил заключение из Главгосэкспертизы, подтверждающее правильность его расчетов. Более того, теперь Краснов требует, чтобы стоимость строительства памятника была пересчитана снова.

— Не все выделенные из бюджета деньги,— считает он,— ушли на строительство памятника. Куда делись остальные, остается только догадываться. Например, взять только одну статью затрат в 1995 году — премия за ввод каркаса — 799 тыс. руб. (около $200 тыс.). Мы, как генподрядчики, не получили из этой суммы ни копейки. Но кто-то же получил!

— Все это полная ерунда,— парирует начальник УКСа Ивахненко.— Нас несколько раз проверяли, есть документ от Федерального казначейства. Все полученные от государства деньги были освоены на строительстве памятника. Не знаю, зачем все это нужно Краснову, писал тогда «Коммерсантъ» .

Коллектив «Набата», по утверждению руководителя, на данный момент так и не получил денег за свои уникальные художественные произведения, использованные при этом материалы, а также за транспортные, охранные, погрузочно-разгрузочные, монтажные и другие работы.

 

Источник: FLB

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика