Война за место на кладбище

Передел московского рынка ритуальных услуг вылился в столкновение с участием около 500 человек, в результате госпитализировано 26 человек, в том числе 13 — с огнестрельными ранениями. По предварительной официальной информации, 4 человека погибли.

Произошедшее на Хованском кладбище только внешне выглядит «массовой дракой с применением огнестрельного оружия». Есть все основания предположить, что 14 мая на кладбище произошла попытка передела рынка ритуальных услуг. Об этом свидетельствуют многие признаки: хорошо спланированная и организованная акция устрашения, четкое распределение ролей нападавших, не паническое, а спокойное отступление, когда обороняющаяся сторона смогла сорганизоваться, вооружиться лопатами, арматурой, кирпичами и дать отпор…

По сведениям, полученным от источников в МВД, смуглые парни-россияне, уроженцы Северного Кавказа, собрались у главного входа на Хованское кладбище около полудня. Стремительно проникли на территорию, разбились на группы и рассредоточились по трем направлениям, избивая не успевших спрятаться таких же смуглых, но не россиян, а мигрантов из Средней Азии. Тогда же раздались и первые выстрелы.

Минут через двадцать после нападения, мигранты из Средней Азии сконцентрировались и нанесли контрудар, вынудив отступить одну из групп кавказцев. К тому времени сотрудники кладбища уже вызвали полицию.

Лейтенант ППС рассказал мне:

— Мы были на патрулировании, когда получили приказ выдвигаться к Хованскому кладбищу. Подъехали около половины первого, а оттуда выбегает толпа человек тридцать…То ли чеченцы, то ли ингуши, я паспортов у них не спрашивал… За ними — человек сто, среднеазиаты.

— Вы пытались как-то остановить толпу?

— А как их остановишь? Нас всего четверо было…

Экипаж ППС вызвал подкрепление. К Хованскому кладбищу оперативно выдвинулись сотрудники УВД по Троицкому и Новомосковскому административным округам, несколько сот бойцов Росгвардии — для которых это был чуть ли не первый выезд в новом качестве.

Дислоцирующаяся неподалеку с Хованским кладбищем часть МЧС сразу после первых выстрелов была поднята по боевой тревоге: бойцы вооружились и заняли круговую оборону.

К двум часам дня все кладбище было окружено по периметру силами МВД и Росгвардии. Конфликт был локализован, началось прочесывание территории и задержания участников столкновения.

Фото: Владислав Докшин, специально для «Новой газеты»

Фото: Владислав Докшин, специально для «Новой газеты»

Один из работников кладбища рассказал мне, что

еще дней десять назад начали поступать «угрозы применения насилия» из-за отказа платить «дань за крышу». Последовало обращение в МВД. Несколько дней на территории кладбища дежурил наряд полиции. Но в субботу утром пост сняли. А через несколько часов, в полдень, произошло нападение.

Задержанные, в том числе — славянской внешности. Фото: Ирек Муртазин / «Новая газета»

Задержанные, в том числе — славянской внешности. Фото: Ирек Муртазин / «Новая газета»

По факту «хованской бойни» возбуждены уголовные дела по статьям УК, предусматривающим наказание за убийство двух или более лиц и незаконное хранение оружия. Наши источники в СКР не исключают возбуждение уголовного дела и в отношении сотрудников полиции. Дело в том, что задержанные уже дают показания, в которых сообщают о том, что приехали на кладбище по просьбе земляков Средней Азии, опасавшихся нападения именно в это время. То есть о подготовке массовых беспорядков было известно давно. Но только не полиции. Что говорит о провале агентурно-оперативной работы.

Наши источники как в МВД, так в УВД по Троицкому и Новомосковскому административным округам рассказывают, что местные управления сами полицейские называют «филиалом Воронежского УВД». Дело в том, что возглавляет управление внутренних дел, на территории которого расположено Хованское кладбище, офицер, прибывший к новому месту службы из Воронежа. Вслед за собой он перевел в Москву несколько десятков земляков.

— Они не знают Москву, у них тут нет никаких оперативных позиций, никакой агентуры…. — посетовал один из офицеров ГУВД Москвы. — Поэтому-то и прошляпили бойню, узнав о ней только тогда, когда уже напали на работников кладбища…

Фото: Владислав Докшин, специально для «Новой газеты»

Фото: Владислав Докшин, специально для «Новой газеты»

Как я уже говорил, кладбище было оцеплено. Все автомобили разворачивали на дальних подступах. Когда я пробирался к месту столкновения, увидел припаркованные у обочины мусоросборщики, подъехавшие к Хованскому мусороперерабатывающему заводу. Рядом стояли и нервно курили водители.

— Что здесь произошло? — спрашиваю.

— Это война, — хмуро ответил один.

— Какая война, вроде бы массовая драка?

— Драка — это когда стенка на стенку, человек десять, двадцать… А то, что произошло на кладбище, — это не драка…

По предварительной информации, с обеих сторон в столкновении участвовало до 500 человек.

Москва

ОЧЕВИДЦЫ

Корреспонденту «Новой газеты» удалось проникнуть за полицейское оцепление и поговорить с непосредственными участниками событий

Отец убитого Сухроба Хушакова

(стоит над телом парня в джинсовой куртке, лежащего ничком):

— Это мой сын. Ему было 19 лет. Он приехал в гости к друзьям, которые работали на кладбище. Он женатый был, у него двое детей. Когда все произошло, я был не здесь. А так он работает вместе со мной на стройке. Мы вместе работаем на стройке в другом городе, неподалеку от Хованского кладбища. Я был там, мне позвонили и сказали, что бандиты выстрелили в сердце моего сына. Что убили. Я приехал. Как мне сказали, все бандиты с Кавказа, то ли чеченцы, то ли ингуши.

Я больше 20 лет приезжаю на заработки в Москву. Мой сын вместе со мной начал приезжать, когда ему исполнилось 16 лет.

У моей жены высокое давление. Она еще ничего не знает. Боюсь, пока труп сына довезу, она тоже может умереть.

Один из сотрудников кладбища (анонимно):

— Бывшего гендиректора кладбища звали Чернышов. Два месяца назад пришел Юрий Чугуев. Новый генеральный директор хотел своих людей поставить и убрать таджиков, которые больше 15 лет работали здесь. Все наши таджики — из города Рагон, район Обигарм, это в горах. Приходили клиенты, они копали, убирали могилы. Все то, чем они здесь занимались.

Когда пришел новый гендиректор, он предложил таджикам работать по новым правилам. Каждый должен был за разрешение работать на кладбище разово заплатить 40 000 рублей. Приезжали и бандиты, в первых числах мая, — сами в зеленоватых майках с надписью «Здоровая нация». Они и озвучивали новые условия.

Утром этого дня я пошел убирать одну могилу. Услышал шум, крики, выстрелы. Ребята подбежали и сказали, что пришли те же бандиты, которые и дней десять назад приезжали. Я побежал на звук выстрелов, но все уже закончилось.

Они хотели с нами расправиться. Ребята говорят, они были вооружены пистолетами. А наши вооружились кто лопатой, кто арматуру взял, а кто вообще камнями, кирпичами кидался. Все таджики — обычные работяги. Выполняли свою работу, никто от себя ничего не делал.

Каримджон Еров,

президент некоммерческого партнерства «Этнические таджики за миграционную ответственность соотечественников»:

— Я говорил с участниками этой разборки, разговаривал с сотрудниками правоохранительных органов, следователями. Все началось примерно в 11 часов утра. По словам людей, якобы первоначально там появились полицейские, которые открыли ворота и пустили этих бандитов. Полицейские за ними закрыли ворота и перестали пускать на кладбище рабочих. Потом началась эта бойня. Когда услышали первый выстрел, то рабочие, которые находились за территорией кладбища, прорвались внутрь кладбища и вступили в драку с бандитами. В результате разборки погибли трое граждан Таджикистана — Хушаков Сӯҳроб, Ризоев Иноят, Собиров Сайнуриддин. Более 20 получили ранения разной степени. Сейчас я еду в больницу.

В разборке участвовали около 200 таджиков и больше 100 бандитов. Бандиты кавказской внешности, с бородой и были вооружены пистолетами. У одного из них в оставленной во время побега от полиции машине нашли автомат.

Дней десять назад я и люди из моей организации уже приезжали на кладбище. Ребята из Таджикистана позвонили и сказали, что спортсмены пришли и просят «налог» от работников. Бандиты вначале рабочим сказали, что их позвал генеральный директор. Но потом объявили, что сейчас гендиректор не имеет финансовых претензий к рабочим, и бандиты пришли устанавливать условия «от своего имени».

Каждый рабочий должен был отдать им на руки по 40 000, чтобы работать на территории кладбища. По требованию этих людей рабочие должны были у входа на кладбище ловить клиентов и приводить к этим людям. Для них у входа на кладбище был выделен офис, куда рабочие и должны были клиентов приводить. И те обещали по 10% платить от выручки. За место на кладбище у клиентов брали 15 тысяч рублей и пообещали 1500 отдавать рабочим, копающим могилы. Рабочие отказались.

Мы предложили рабочим помочь, написать заявление в консульство и в полицию, но они отказались. Как понял, они подумали и испугались, что мы тоже от них (от бандитов. — А. Ф.). Ребята сами хотели их побить и себя защитить. Они не обращались в полицию. Были уверены, что сами разберутся.

Последнюю неделю эти бандиты ездили по кладбищу на скутерах и изучали территорию. На территорию кладбища чужих людей не пускают, значит, они туда могли заехать только с разрешения администрации, и они были в курсе всего. Рабочие-таджики не волновались, они думали, что эти люди — сотрудники новой администрации.

Всего на Хованском кладбище работали около 300 таджиков. Часть работавших ребят были официально трудоустроены — примерно 50 человек. Вот они в месяц и получали около 20—25 тысяч рублей. До того как пришли бандиты, рабочие-таджики, по их словам, платили администрации кладбища 500 рублей за три дня с человека и оставляли себе все деньги от клиентов. У них три летних месяца — сезон труда. В этот период все москвичи убирают, ставят памятники, красят заборчики на могилах родных. Рабочие-мигранты на этом и зарабатывали. Зарплата у всех по-разному, у кого-то в месяц выходило по 40—50, а у кого-то по 25—30 тысяч рублей.

Во всех местах, где работают мигранты, по их словам, существуют и местные бандиты, которые их крышуют, только на этом кладбище они больше 15 лет работали самостоятельно, никому не платя дань за работу. И вот — результат.

Оригинал материала: «Новая газета»

 

Газета «Московский комсомолец», 15.05.16, «Все о кладбищенской бойне: чеченский след, загадочный директор, цена зачистки»

В субботу днем на юго-западе Москвы, на Хованском кладбище произошло невиданное доселе побоище между приезжими из Таджикистана и Чечни. Невиданное и по своим масштабам (3 человека убиты, 26 ранены), и по размаху (пострадали даже случайные люди), и по географии. До сих пор самым громким преступлением на столичных погостах был теракт на Котляковском кладбище 20 лет назад, 10 ноября 1996 года, когда во время поминок председателя фонда инвалидов-афганцев Михаила Лиходея взрывом бомбы убили 14 человек.

И тогда, и теперь — преступления были направлены против группы конкретных людей. Но ужас произошедшего в обеих случаях потряс весь огромный город. Не мог не потрясти.

Screenshot_2

Репортеры «МК» провели собственное расследование. Выводы, к которым мы пришли, печальны. Но они, возможно, помогут избежать аналогичных ЧП. Вот самые важные нюансы субботнего побоища:

— Все пострадавшие в драке выходцы из Таджикистана присутствовали на кладбище нелегально, но именно они, по сути, были держателями «загробных услуг»;

— Просьбы о необходимости зачистке Хованского кладбища поступали в силовые структуры постоянно, но никакой реакции не было;

— Незадолго до начала побоища охранники звонили в полицию как минимум дважды. То есть, шанс предотвратить трагедию был;

— ЧП свидетельствует не только об обострении отношений между мигрантами, но и об экономическом кризисе в преступной среде. Грубо говоря, полунищие 90-е годы не слишком нравятся и бандитам.

7040122_8689492

«Хованщину» трясло с января. Рабочие ухмылялись: «Мы сами себе начальники»

Хованское кладбище – крупнейшее в Москве: оно расположено в Новомосковском административном округе и занимает площадь почти в 200 Га. В 90-е годы здесь было захоронено немало криминальных авторитетов; последним из них стал Дед Хасан, похороненный на Хованском кладбище в январе 2013 года. Однако, по мнению Антона Авдеева, председателя столичного Профсоюза работников ритуальных услуг, этот фактор вряд ли сыграл свою роль в сегодняшнем конфликте: «Даже в самый разгар 90-х годов бандиты никогда не устраивали разборки на кладбищах из уважения к покойным, — говорит Авдеев, — правда, так вели себя те, кто родом из России. Участники сегодняшний разборки – это приезжие, гастарбайтеры. Люди совсем иной культуры, которым наши традиции далеки…»

4520422_4578343

4526094_9427061

4532111_7681636

4560681_4348942

С начала года Хованское кладбище уже попадало в сводки криминальных новостей. Так, в феврале 2016 года сотрудники УЭБиПК ГУ МВД России по Москве задержали по подозрению в мошенничестве заведующего Северным Хованским кладбищем Михаила Чивилева и ритуального агента Руслана Семенина. Оба попались на том, что вели нелегальную торговлю семейными захоронениями. Обоих недавно осудили. Выходит, что Хованское кладбище осталось без руководителя – а свято место пусто не бывает…

— Нам рабочие так прямо и говорили: «Мы сами себе начальники», — вспоминает один из служащих кладбищенской конторы, уволившийся незадолго до майской бойни. Можете себе представить, как они сами собой руководили? Они же неграмотные! Половина русского языка не знает.

— Насчет памятников не знаю, мы не устанавливали, — вторит ей москвич Игорь Дмитриевич. — А вот деньги за «присмотр» за участком, где находится могила, требовали. В противном случае обещали завалить все там ветками. Как мог договаривался с ними, но это, конечно, беспредел.

Здесь нужно сделать пояснение. Несколько лет назад в притирку к Хованскому кладбищу начал складываться городок мигрантов. Неприметные хибары, в которых не то что ночь провести — зайти чай попить страшно. Но в этих, с позволения сказать, домах, устраивали свой быт выходцы из Средней Азии, преимущественно таджики. Логика их проста: жить удобно рядом с работой. А работали они все… на кладбище. Кто-то по системе «подай-принеси», кто-то могилы копал, кто-то памятники устанавливал. Всего от кладбища «кормились» до 50 частных компаний, которые формально к самому погосту (на «Хованщине» работает 120 человек) не имеют отношения.

Screenshot_1

Юнусов, Махмудов, Хушаков, Холиков, Лайков.. От этих фамилий в ГБУ «Ритуал» шарахаются как черт от ладана. «Не числятся, не числятся, не числятся…» Понятно, что как только случилась трагедия, гастарбайтеров отлучили от погоста. Но то, что раньше их допустили до кладбищенского бизнеса — неоспоримый факт.

— Мне так и сказали: не закажете памятник у таджиков, мы придем и ваш памятник раскурочим, — словоохотливая бабуля на входе в мемориальный комплекс вспоминает, как она намучилась с установкой надгробия на могиле мужа. — А зачем мне таджики? Они ни бэ, ни мэ, как я им объясню, что им нужно? Так и живу без памятника.

Тот, кто звонил на «102»: «Я им говорил — приезжайте, тут случится что-то страшное. Не послушались»

Старший смены охраны кладбища Сергей Крягин, сотрудник ЧОП «Кодекс» — без преувеличения, герой. Он родом со Смоленщины, из тихого уездного городка, и уж точно не думал, что в свои 53 года прославится в такой мрачный день. Именно он тщетно пытался предотвратить побоище.

Screenshot_2

Первый раз я позвонил в полицию в пятницу. В тот день здесь, у храма, уже собиралась толпа. Таджиков человек сто, а другие — я так понял, чеченцы — человек 50. Орали, слюной брызгали, но без драк. Я звонил, говорил — приезжайте, тут случится что-то страшное. Не послушались. Приехали, когда уже все разошлись.

Теперь уже более менее понятно, что обсуждали две группировки. По предварительной версии, где-то месяц назад некие горячие южные парни стали регулярно наведываться на кладбище и требовать свою долю в бизнесе.

ЦЕНА ВОПРОСА

Вообще, ритуальные расценки губительны для кошельков. Простое рытье могилы стоит от 9770 рублей (в новое захоронение) до 10220 рублей (к родственникам). Если брать услугу в комплексе со всеми украшениями — это уже 27,5 тысяч. Посадить один кустарник стоит 600 рублей, заменить грунт на песок — аж 15 тысяч, поддерживать могилу в нормальном состоянии в течение года — 7200 рублей. Так что конкурентам есть за что бороться. С другой стороны, напрямую к копке могил таджиков не подпускали, доверяли то, что попроще. И те активно демпинговали, фактически обкрадывая бюджет.

Наш источник утверждает, что чеченцы требовали свою долю из расчета 50 процентов, причем брать хотели «поаллейно» (с каждой аллеи кладбища). Но в пятницу переговорщики к консенсусу не пришли. Договорились снова вернуться на круг переговоров в понедельник. Теперь понятно, что это была уловка — незваные гости явились в субботу. Отнюдь не для переговоров.

И вот интересный нюанс: оперативность наших блюстителей закона. Все тот же Сергей Крягин снова позвонил в полицию 14 мая в 10.55. Дескать, у центрального входа много подозрительных личностей, приезжайте. В итоге приехал… один патрульный экипаж из Коммунарского отдела полиции. Неудивительно, что когда началась бойня, у полиции просто не хватило сил противостоять бандитам.

Снова придется вспомнить поговорку о тех, кто учится на своих ошибках… В июле 2013 года при схожих обстоятельствах — беспорядках на Матвеевском рынке — опять же из-за численного перевеса нарушителей закона серьезно пострадал сотрудник угрозыска. Очень хочется верить, что руководство ГУ МВД выяснит, почему наряды так неспешно съезжались на место бойни на кладбище. Невольно в голову лезет абсурдная мысль: может, их… попросили? Но об этом чуть позже.

Свидетели бойни: «В храме шла служба, а вокруг — стрельба. Мы взмолились и — выжили»

Дальше события развивались стремительно. Кавказцы пошли в атаку из небольшого леса рядом с участком №400. Хронику мы восстановили с помощью рассказов очевидцев.

Screenshot_3

12.25 Поначалу события выражались гулом десятков глоток — пришедшие к захоронениям своих родственников подумали — свадьба, что ли? Или пикник? Потом раздались два пистолетных выстрела, гул превратился в вой, от дороги к месту активности пробежали с десяток кавказцев, у одного в руках карабин «Сайга».

12.35 «Заработал» карабин. Вскоре к месту столкновения проехали две милицейские машины — «Уазик» и пикап, — для той массы голосящих сил явно недостаточно. Вой усилился, постепенно стал перемещаться в сторону дороги по направлению к администрации. Выстрели, сначала, были только из одного и того же карабина, потом, возможно, подключился другой. Дважды прозвучала очередь из автомата, там, куда перемещались события. Похоже, большинство гнало тех, кого было меньше, в сторону администрации.

12.45 Разъяренная толпа пытается ворваться в храм, где в этот момент идет отпевание покойника. «Мы взмолились — и выжили», — коротко описывает страшные минуты прихожанка храма. Войти в церковь участники разборок не рискнули. Тогда они выбежали на площадь, где молодой человек, 22-летний Илья, искал цветы (он приехал на кладбище по личным делам). Парень попытался уехать на своей машине, но бандиты заблокировали проезд и начали бить его. Бедняге пробили голову, каким-то чудом ему удалось укрыться в цветочном магазине. А бойня на площади продолжается. Перевернута «Лада Приора», полиция не может взять ситуацию под контроль.

12.50 Тяжелое огнестрельное ранение в грудь получает охранник кладбищенского ЧОП Сергей Тюльпин. Он и другие секьюрити начали уводить с кладбища по боковым аллеям посетителей. «Бежали без разговоров», — рассказал «МК» охранник. 80-летний дедушка в силу возраста замешкался, и именно спасая его, попал под пули Тюльпин. Его состояние оценивается как тяжелое.

12.55 Еще один пострадавший — 63-летний москвич Владимир. Вот его рассказ:

— Мы с женой приехали на кладбище на «Шкоде Октавиа» около 12.00 навестить могилу дочери. Через некоторое время двинулись в обратный путь. Двигались с западной территории, уже выехали на центральную аллею. До кладбищенских ворот оставалось несколько десятков метров, как возникла «пробка». Через несколько минут с того момента, как мы остановились, послышалась стрельба. И практически в этот же момент на заднее сидение нашей иномарки впрыгнули двое мужчин Я вышел из салона, открыл заднюю дверь и стал вытаскивать, но тщетно. В это время к машине подбежали еще 10-15 человек, в руках у них были куски арматуры. Одни из них пытались выволочь сидевших в салоне граждан, другие принялись громить мою машину. Я оторопел и попытался было предотвратить погром, но спустя пару секунд получил куском арматуры в височную область. В глазах потемнело.

— Супруга не пострадала?

— Нет, слава Богу. Она оставалась в салоне. Ее невольно фактически прикрыл своим телом один из находящихся в салоне мужчин: его били, а жена уцелела.

— Как развивались события дальше?

— На наше счастье мимо проезжала патрульная машина. Эти, которые громили машину, быстро разбежались в разные стороны. Полицейские вызвали мне «скорую» и забрали этих двух, которые так и продолжали оставаться на заднем сидении. Усадили в свой автомобиль и увезли. А меня доставили в больницу, там наложили швы.

— Что в итоге стало с вашим автомобилем?

— Он в ужасном состоянии — все в вмятинах, стекла побиты. Я вечером забрал его с кладбища и отогнал домой. Вот кто мне ответит, как теперь мне делать ремонт? Особой страховки у меня не было, а чтобы привести авто в более-менее приличный вид тысяч 200 надо. Надеюсь, что должна быть какая-либо компенсация.

12.55 Стало известно о троих погибших. Одного застрелили, двоих переехали машиной.

13.00 На место съезжаются все новые и новые полицейские экипажи. Прибывает ОМОН нацгвардии — собственно его вмешательство в итоге и пресекло бойню. А экипаж отдела вневедомственной охраны УВД Юго-Западного округа задержал шестерых участников побоища. Собственно, произошло это фактически на глазах репортеров «МК». Сначала драчуны начали разбегаться, потом неожиданно развернулись и пошли на полицейских. В руках у них были камни, куски арматуры, ножи и электрошокеры. Стражам порядка пришлось дважды стрелять, после чего буяны сдались. Кстати, среди шестерых только один чеченец, остальные — обычные москвичи.

13.10 Стрельба смолкла. По подсчетам очевидцев было сделано выстрелов 150. А посетители продолжали заниматься своими делами на захоронениях, те, кто приехал на автобусах, стояли на остановках, выбраться другим способом было нельзя. Приехавшие на своих авто медленно выезжали через один, не главный, вход. Правда, похороны на сегодня закончились. Четыре церемонии были отменены. На поле брани остались трое убитых, 26 человек поехали в больницы. Среди них двое случайных посетителей, один охранник, двое приезжих из Чечни, остальные — таджики. У большинства огнестрельные ранения и травмы от побоев (у десятерых пострадали руки-ноги, у четверых — ранения грудной клетки, у 8 — черепно-мозговая травма). 12 человек потом отпустят долечиваться домой.

Задержанных 90, арестуют троих, уволили одного: «Директор кладбища поздоровался с таджиком, его и выгнали»

Отдел полиции «Коммунарский» расположен в жилом микрорайоне, но вечером в субботу он напоминал растревоженный аул. Всюду — лица приезжих, но не загорелые и обветренные, а бледно-московские: все уже давно живут в Златоглавой и окрестностях. Всех, кого сумели схватить на место бойни, доставили именно в этот околоток.

Задержанные сидят в автобусе, лица мрачнее тучи. Больше им за памятниками не ухаживать: будут высланы на родину, поскольку работали нелегально. Всего задержаны 90 человек, причем трое — подозреваются именно в причастности к убийству. »На месте происшествия работает следственно-оперативная группа из 40 следователей и 12 экспертов-криминалистов, возглавляемая руководством управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по Москве. В осмотре места происшествия лично принял участие руководитель ГСУ СК России по Москве Александр Дрыманов», — сообщил «МК» помощник руководителя ГСУ Александр Никитин.

Но формально единственным официально признанным виновником субботних событий назван кладбищенский чиновник. Точнее, директор кладбища, которого уволил своим распоряжением глава столичного Департамента торговли Алексей Немерюк.

И здесь тоже кроется некая тайна. Ряд СМИ озвучили имя и фамилию директора кладбища — Юрий Чугуев. Но ни на сайте похоронной конторы, нигде на просторах Интернета такой человек не присутствует (согласно сайту Хованское кладбище возглавляет некий Манукян). Зато есть почти полный тезка: Юрий Чабуев. Весьма почтенный персонаж, вице-президент ассоциации похоронной отрасли, имеющий самые широкие контакты «наверху». Он получал награды от экс-министра обороны Сердюкова, действующего главы СКР Бастрыкина. И все — за успехи на траурном поприще. Четыре года Юрий Александрович возглавлял ГУП «Ритуал» в Химках. Потом стал заведовать одним из «кустов» московского «Ритуала» — территориальным отделением №3.

На Хованском кладбище рабочие буквально по слогам произнесли ту же фамилию — Чабуев. И объяснили причину увольнения: «Директор кладбища поздоровался с таджиком, вот его и уволили. Это было видно на видеозаписи, которую следователи изъяли». Возможно, в понедельник наконец станет ясно, кого же все-таки погнали с кладбища.

Отложенный погром: «Чеченцев использовали как чистильщиков»

Все, с кем мы говорили на кладбище, утверждают, что проблемы с таджиками начались с 2013 года. И вот ведь фокус: именно тогда в Общественной палате были слушания по похоронному делу в Москве. Там озвучили шокирующие факты: теневой рынок похоронных услуг составляет по разным оценкам от 35 до 58 %. Профессиональное обучение агентов похоронных организаций в городе Москве отменено, подготовленные кадры увольняются и заменяются на нелегально работающих мигрантов. Коррупционная составляющая при оказании похоронных услуг ежегодно растет – практически 100 % информации о смерти продается в коммерческие похоронные организации, а средний размер взятки должностным лицам за такую информацию вырос за два последних года с 11000 до 15000 рублей. Несмотря на увеличение в несколько раз количества работающих похоронных организаций, снижения цен на ритуальные услуги в Москве не произошло. Одновременно почти в два раза сократилось предоставление бесплатных гарантированных государством услуг для социально незащищенных слоев населения (за два последних года количество заказов на услуги по погребению на безвозмездной основе снизилось с 8327 до 4900)

— Сложившаяся со столичными кладбищами ситуация парадоксальна, — говорит вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев России Алексей Сулоев, — в Москве ГБУ «Ритуал» является монополистом в похоронной сфере, у него 100% всех кладбищ. Цены на ритуальные услуги в Москве самые высокие по России, при этом по официальным данным эта сфера деятельности всё равно убыточна. А дело в том, что большая часть доходов просто остается в тени.

Screenshot_4

— Так было и с Хованским кладбищем?

— Конечно. Его прежнее руководство, стремясь сэкономить деньги, привлекало к обслуживанию кладбища дешевую рабочую силу – гастарбайтеров. Вокруг Хованского кладбища полно всевозможных предприятий, и недостатка в приезжих рабочих там нет. Потом руководство кладбища попалось на мошенничестве – и было помещено под домашний арест. А рабочие-то остались! Им нужно платить, ими нужно руководить – а находясь под следствием, вести теневую кассу ох как трудно…

— И под шумок занять место старых рабочих решили новые?

— Ну да, образовалось такое безвластие – и начался передел сфер влияния. Вы учтите, подобные конфликты на кладбищах Москвы – не редкость, просто их стараются не афишировать, не выносить сор из избы. Я знаю про случай, когда один из сотрудников Хованского кладбища – дилер – прятал героин для своих клиентов в одной из могил. Но поверьте, на кладбищах Москвы все далеко не так спокойно, как кажется.

— Как вы считаете, повторение инцидентов, подобных сегодняшнему, в Москве возможно?

— Вполне – до тех пор, пока кладбища не начнут обслуживать компании-подрядчики, отвечающие за все, что происходит на их территории. Пока у руля монополист, от повторения сегодняшнего инцидента никто не застрахован.

В этой связи основная версия субботней драмы выглядит так. Устав от наглых гастарбайтеров, некто (не будем конкретизировать, хотя в данной ситуации очевидно, о ком идет речь) решил их припугнуть. Понятно, что силами ЧОПа или полиции сделать это почти нереально. Поэтому-то и обратились за помощью к лихим джигитам с кавказских гор. «Чеченцев использовали как чистильщиков», — несколько раз повторяли нам вчера на кладбище. Причем, за помощью обратились к отнюдь не случайным людям: по нашим данным, среди участников побоища — племянники одного из министров правительства Чечни (они, кстати, и пострадали в драке).

Да и была ли эта акция стихийной? Некий источник в полиции заявил «МК», что за Хованским кладбищем ввелся усиленный контроль, но накануне уик-энда его сняли. В ГУ МВД по Москве эту информацию не подтвердили. Хочется надеется, что в этом случае правы официальные структуры.

КТО ПОГИБ НА КЛАДБИЩЕ: РАССКАЗ РОДСТВЕННИКА

К середине вчерашнего дня были опознаны двое убитых — некто Сабиров и Сухроб Хушаков. Сухроб на своей странице в соцсети указал адрес «НиколоХаванское» — на самом деле речь идет о селе Николо-Хованском рядом с кладбищем. Вот что рассказал «МК» родственник погибшего:

— Мы с Сухробом работаем здесь несколько месяцев. Я устанавливаю надгробия, он ухаживал за памятниками.

— Почему у него более легкая работа? Она же, наверное, неприбыльная

— Вообще Сухроб родом из Таджикистана. Там у него жена и двое детей, а сюда он приехал на заработки. Вместе с отцом трудился на стройке в Чехове. Но там он сорвал спину, поэтому отец остался на стройке, а Сухроб перевелся на более легкую работу на кладбище.

— Какая у него была зарплата?

— Маленькая. Еле хватало. Иногда не платили вообще.

— Но чеченцы все равно наезжали? Что они хотели?

— Свою долю требовали.

— А начальство ваше что говорило?

— Нет у нас начальства. Мы сами по себе.

— И когда последний раз они вам угрожали?

— В пятницу вечером. И сказали, что в понедельник снова придут. А пришли сегодня, вызвали нас на центральную аллею. Страшно было — они пришли, стрелять начали. Сухроба вот убили. Мне повезло, я не пострадал почти.

 

Источник: «Скандалы»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика