Осужденных в Казани «алмазных королей» ждут «гастроли» по стране

Вслед за Татарстаном уголовные дела об афере на 50 млн долларов с добычей и окраской «алмазов» будут рассматривать в Екатеринбурге и Москве

В Казани вступил в силу приговор по делу неклассической финансовой пирамиды. Таковой Вахитовский райсуд признал инвесткомпанию «Алмаз Инвест групп», работавшую в 2007 — 2008 годах в 40 регионах России, в Казахстане и на Украине. Четверо подсудимых москвичей были признаны виновными, но за решеткой остался лишь 52-летний соучредитель «пирамиды» Руслан Пшегусов, уже осужденный московским судом за аферу с продажей за 3 млн евро должности в Фонде развития физкультуры и спорта РФ. Тем временем, справедливого суда над «алмазными королями» ждут еще тысячи обманутых в других регионах страны. Но, как выяснило «Реальное время», их шансы вернуть инвестиции ничтожны.

Версия следствия: вранье с элементами психологического воздействия

Добыча, окрашивание и огранка алмазов, операции с недвижимостью, игра на бирже и строительство дорог — на этих площадках инвестирования вкладчикам ООО «ИК «Алмаз Инвест Групп» (далее — ИК «АИГ») обещали прибыль до 42 — 62% годовых. Только в Татарстане на эти обещания, согласно реестру вкладчиков, купились больше тысячи человек (больше половины — в Казани). При этом в качестве потерпевших по уголовному делу заявились лишь 220 человек, их ущерб следствие оценило в 36 млн 305 тысяч рублей. До вынесения судом приговора дожили не все.

— «Алмазная пирамида» действовала с 2007-го до конца 2008 года. В 2009-м организаторы были объявлены в федеральный розыск, и только в 2013-м мы их смогли задержать, — объясняет старший следователь СЧ УВД Казани Айрат Гиниятуллин. — Дела в отношении них также расследовались в Екатеринбурге, Уфе, Москве и Питере, но наше ушло в суд первым. Хотя значительную часть следственных действий приходилось проводить за пределами Татарстана.

По словам следователя, общее число вкладчиков было огромным. «Мы прикидывали, что они заработали около 50 миллионов долларов в России, Казахстане и на Украине», — говорит он, отмечая, что ради привлечения новых «инвесторов» организаторы ИК «АИГ» выплачивали проценты по вкладам старым — за счет поступлений. Представители компании уверяли: добыча земных богатств идет полным ходом, а коммерческими партнерами «АИГ» являются и архангельское ОАО «Севералмаз», и новосибирская НПК «Новые бриллианты Сибири», и смоленское ПО «Кристалл». Следствие показало — людям врали, используя при этом приемы психологического воздействия.

Представители компании уверяли, что партнерами «АИГ» являются и ОАО «Севералмаз», и НПК «Новые бриллианты Сибири», и ПО «Кристалл». Фото ru.kristallsmolensk.com

Версия защиты: сами верили в алмазы, но не нашли

Дело «строителей пирамиды» Вахитовский райсуд рассматривал почти год — первое заседание состоялось еще в сентябре 2015 года. На скамье подсудимых оказались четверо не коренных жителей Москвы и Подмосковья — уроженцы Калмыкии, Кабардино-Балкарии, Армении и Белоруссии. Это 41-летняя Надежда Пшегусова (она же Докурова), гендиректор и совладелец с долей 30% ИК «АИГ», ее 52-летний супруг и основной учредитель компании Руслан Пшегусов, а также 48-летний гендиректор и совладелец московского ООО «Грин-Лайф» Саак Айвазян и его 45-летний партнер в этом бизнесе Павел Аврамчик. По версии обвинения, именно Айвазян и Аврамчик, формально не имевшие отношения к инвесткомпании, занимались активным привлечением новых вкладчиков в ходе информационно-рекламных семинаров. Вот только ни один из подсудимых обвинение в мошенничестве не признал.

В частности, мадам Пшегусова уверяла, что деньги инвесторов — всего около 100 млн рублей — направлялись на производственную деятельность ООО «ПДК-Ермак», которое занималось геологоразведкой и поиском алмазных месторождений.

«АИГ» приобрело в «Ермаке» даже контрольный пакет акций. «Все надеялись и верили, что алмазы найдут, что будет получен кредит на разработку месторождения и деньги вкладчикам удастся вернуть», — рассказывала в суде обвиняемая в мошенничестве. По ее словам, умысла похищать деньги не было, и что 50% вложений отдавались назад в качестве процентов. Пшегусов подтверждал слова супруги, отмечая при этом, что лично он с вкладчиками даже не встречался и деньги от них не принимал, а занимался лишь производственной деятельностью, поверив словам неких специалистов, что окрашивание алмазов поможет поднять их стоимость в несколько десятков раз. Главное — найти эти самые алмазы. Но сделать это не успели — вкладчики стали волноваться, требовать деньги, Пшегусова объявили в розыск, так что ездить по стране и решать проблемы он уже не мог.

Что до Аврамчика с Айвазяном, то официальных должностей в «АИГ» у них не было. В суде оба называли себя такими же обманутыми в ожиданиях владчиками. Говорили, что отдали «АИГ» полмиллиона рублей, а поскольку раньше работали вместе с Докуровой (ныне Пшегусовой) по программе сетевого маркетинга, то пару раз по ее просьбе рассказывали людям про «АИГ», опираясь на данные рекламных буклетов и информацию от руководства компании. При этом Павел Аврамчик уверял, что ни психологическими приемами, ни иными методами влияния на людей не владеет. А Саак Айвазян рассказывал, что в декабре 2007 года сам был шокирован, узнав, что ни алмазных, ни бриллиантовых проектов у «АИГ» нет.

Цветность алмазам низкого качества придается всего лишь для облагораживания, придания более насыщенного оттенка. zvezdochka-ru.livejournal-com

Смех сквозь слезы

«Мы в суде смеялись до слез, когда анализировали их красивые картинки и схему бизнеса, — поделилась с «Реальным временем» помощник прокурора Казани Айгуль Габдуллина. — Приглашенный эксперт рассказывал, что самыми дорогими считаются только природные, натурально окрашенные алмазы, а это большая редкость. А цветность алмазам низкого качества придается всего лишь для облагораживания, придания более насыщенного оттенка, но большой ювелирной ценности на рынке такой товар не представляет».

Кроме того, эксперт в суде заявила, что алмазы в России являются стратегическими сырьевыми ресурсами и их добыча контролируется государством. А экс-директор «ПДК-Ермак» Михаил Рогальников рассказывал, что поиски и разведка алмазов дело долгое и затратное, требовались вложения порядка 500 млн рублей, о чем он лично информировал руководство «АИГ». В разговоре с «Реальным временем» следователь Айрат Гиниятуллин отметил, что привлечь к ответственности «лекторов» Аврамчика и Айвазяна помогли видеозаписи их выступлений в Казани. Естественно-гуманитарная экспертиза установила: в ходе презентации «осуществлялось групповое давление и программирование личности с целью мотивировать присутствующих на получение прибыли любой ценой».

Куда делась полученная прибыль, за вычетом вложений в поиск алмазов и выплаты процентов, осталось неясным. Когда оперативники в 2013 году разыскали Пшегусовых, у тех в собственности был лишь коттедж в Подмосковье и двое прописанных там малолетних детей. Поэтому Верховный суд РТ отменил арест этого имущества. А ничего другого в счет погашения ущерба вкладчикам найдено и арестовано не было. Так что иски двух сотен татарстанцев, вложивших от 30 тысяч до 2 миллионов рублей, суд оставил без рассмотрения, предоставив истцам право на удовлетворение требований к осужденным в гражданском порядке.

Приговор с отсрочкой и освобождение в зале суда

В ходе судебных прений гособвинение просило признать всех подсудимых виновными в мошенничестве и отправить Аврамчика и Айвазяна за решетку на 6 лет, Пшегусова — на 5 лет, а его супругу — на 5 лет и 8 месяцев.

«Мы считаем, что единого лидера в группе не было, у каждого были свои направления. Пшегусов отвечал за вложение денег, чтобы граждане верили, что какое-то производство было. Пшегусова занималась сбором денег и бухгалтерией, а двое других обвиняемых были зазывалами: у них были выстроены сети по привлечению новых вкладчиков», — рассказывает гособвинитель Айгуль Габдуллина.

Приговор оказался мягче. После оценки всех доказательств судья Лилия Галимова пришла к выводу, что чистого мошенничества, умыслом которого изначально является хищение средств (статья 159 УК РФ), в данном случае не было. Действия Пшегусовых она квалифицировала по части 2 статьи 159.4 УК РФ — мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, в особо крупном размере. А действия еще двух подсудимых — по части 5 статьи 33, части 3 статьи 159.4 — пособничество в вышеназванном мошенничестве с неисполнением договорных обязательств.

Суд счел недоказанным наличие организованной группы, но посчитал, что их вера в алмазы и вложения в их поиск — не основание для оправдательного вердикта. Вкладчикам-то никто не говорил, что алмазы еще нужно найти. В результате Айвазян и Аврамчик получили по 3 года колонии и сразу были освобождены из-под стражи за истечением срока давности уголовного преследования. Мадам Пшегусова получила 3,5 года лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания до достижения ее младшим трехлетним сыном 14-летнего возраста. Отец ее детей Руслан Пшегусов получил те же 3,5 года, но с учетом не отбытого наказания по другому приговору, суд назначил ему срок в 4,5 года.

Дело в том, что в 2012 году, находясь в бегах, Руслан Пшегусов успел поучаствовать в громкой афере с продажей за 3 млн евро должности советника вице-президента Фонда развития физкультуры и спорта РФ. За что в 2014 году был приговорен к 4 годам колонии Мещанским райсудом Москвы.

Приговор Вахитовского райсуда Казани был вынесен в конце июля, но в силу вступил лишь 12 августа. Поначалу его оспорили и обвинение, и защита. Однако потом осужденные и адвокаты один за другим начали отзывать апелляционные жалобы. Передумала оспаривать приговор и прокуратура Казани. «Последней 12 августа свою жалобу забрала адвокат, представлявшая интересы Аврамчика, — сообщила «Реальному времени» пресс-секретарь райсуда Татьяна Салова и констатировала. — Приговор вступил в силу».

Ирина Плотникова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика