Юрию Шефлеру отказали в амнистии конституционно

Конституционный суд (КС) повторно уточнил порядок применения «экономической амнистии» 2013 года в связи с отказом СКР и судов прекратить уголовное преследование владельца группы SPI Юрия Шефлера. Отклонив его новую жалобу на неопределенность условий амнистии, КС запретил следствию произвольно возлагать на подозреваемых и обвиняемых обязательства по возмещению ущерба, размер которого должен быть «установлен и включен в официальное обвинение». Защита бизнесмена намерена добиваться пересмотра дела в Верховном суде на основании позиции КС.

КС отказался рассмотреть вторую по счету жалобу проживающего в Швейцарии миллиардера Юрия Шефлера на пункт 5 постановления Госдумы от 2 июля 2013 года об «экономической амнистии», который предписывает прекратить расследование уголовных дел по ряду статей, если подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений выполнили обязательства по возврату имущества или возмещению убытков потерпевшим. Требования такого возмещения могут рассматриваться либо в порядке гражданского иска в уголовном деле, либо в рамках отдельного гражданского судопроизводства. Господин Шефлер 14 лет назад был обвинен в ряде преступлений, из которых сейчас в деле остается только один эпизод — незаконное использование товарного знака, что, по версии следствия, нанесло крупный ущерб в виде упущенной выгоды федеральному казенному предприятию «Союзплодоимпорт». Сумма ущерба сначала оценивалась в 1,33 млн руб., а затем возросла в 145 раз — от предпринимателя потребовали удовлетворить поданный потерпевшим гражданский иск на 192,7 млн руб. В январе этого года КС признал неправильным отказ в амнистии только из-за возражений потерпевшего по поводу суммы ущерба, подчеркнув, что следователь обязан ее четко установить и процессуально закрепить: если она была занижена, фигуранту должно быть предъявлено обвинение в новой редакции. Бизнесмен в итоге всю сумму погасил, после чего Мосгорсуд признал отказ следствия применить амнистию незаконным.

В сентябре СКР в четвертый раз отказался амнистировать предпринимателя, утверждая, что господин Шефлер не вернул потерпевшему «права на товарные знаки за рубежом». Суды отказ подтвердили. По мнению заявителя, постановление Госдумы об амнистии противоречит Конституции, поскольку «не предусматривая определенных условий прекращения уголовного преследования, допускает установление в качестве такого условия возврат неопределенного имущества, не отраженного в процессуальных документах, не ограничивает это требование связью с инкриминируемым деянием, позволяет следствию в форме истребования имущества заявлять о новых преступных деяниях». По словам адвоката заявителя Дмитрия Кравченко, в жалобе говорилось и о нарушении презумпции невиновности: «Следствие обвиняет Юрия Шефлера в незаконном использовании чужих товарных знаков на территории России, а требует вернуть свои и за рубежом, при этом не указывая, о чем конкретно идет речь».

КС рассматривать дело отказался, сочтя, что оспоренное постановление об амнистии не предполагает «возможность возложения на подозреваемого или обвиняемого произвольно устанавливаемых обязательств». КС напомнил, что наделение следователя полномочием по прекращению уголовного преследования по амнистии «под условием выполнения подозреваемыми и обвиняемыми обязательств по возврату имущества и возмещению убытков потерпевшим» предопределяет «и его обязанность проверить выполнение данного условия». Если у следствия появляются данные о том, что размер причиненного ущерба, который является признаком состава преступления, превышает положенный в основу обвинения, следователь «обязан принять меры к их проверке, установлению подлинного размера ущерба, изменению предъявленного обвинения на основе вновь собранных доказательств, официальному закреплению новой оценки размера ущерба в соответствующих процессуальных документах и предъявлению их обвиняемому». Решая вопрос о возможности амнистии, следствие должно исходить из суммы ущерба, «установленной им и включенной в официальное обвинение, которое, имея под собой доказательственную базу в отношении конкретного деяния, делает амнистию, обусловленную возмещением убытков, юридически оправданной». «Законность, обоснованность и мотивированность» решения следователя должен проверять суд. Господин Кравченко сказал «Ъ», что позиция КС позволяет обратиться в Верховный суд с заявлением о пересмотре отказа в амнистии.

Отметим, что в ходе принятия постановления об амнистии депутаты «Справедливой России» Татьяна Москалькова и Елена Мизулина просили заменить «возмещение убытков» на «возмещение ущерба». «Если записать убытки, то ни один не выйдет — там еще и упущенная выгода!» — обосновывали они поправки. Елена Мизулина, впрочем, тщетно призывала коллег не привносить в сферу уголовного права гражданско-правовые термины — поправка была отклонена. Ранее КС рассматривал и другие аспекты той же амнистии: отказался признать право на нее для осужденных, которые не смогли добровольно вернуть имущество или возместить потерпевшим убытки, поскольку они были лишены должности и не могли распоряжаться имуществом компании для возмещения ущерба (как в деле обвинявшегося в налоговых преступлениях главы «АТВ Продакшн» Андрея Прошутинского), или это уже было сделано по решению суда (как в деле совладельца крупнейшего в Курганской области ТРЦ «Гиперсити» Василия Буркова, осужденного на четыре года за преднамеренное банкротство управляющего предприятием ООО «Коперник»).

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник: «КоммерсантЪ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика