Виктор Вексельберг увеличился в размере

 Миллиардер стал одним из крупнейших акционеров Bank of Cyprus. Вексельберг занял в банке пост смотрящего от российского бизнеса?

Такие люди как Виктор Вексельберг ничего не делают просто так. Каждое их действие направлено на получение выгоды. И если Виктор Вексельберг вкладывает в Кипр, значит, это ему зачем-то нужно. Или кому-то, очень влиятельному, нужно. И он использует для этого Виктора Вексельберга.

Вероятно по заданию этого кого-то Виктор Вексельберг постепенно наращивал свою долю в банке. В 2014г. она составляла 5.4%, в 2015г. он купил 0.7% у Владимира Стржалковского, экс-главы «Норникеля» и «Ростуризма». Сейчас доля Вексельберга составляет 9.3%.

Ранее Bank of Cyprus на треть принадлежал россиянам, так что его с большой долей вероятности можно было считать посредником между крупным российским бизнесом и офшорами. Естественно, фамилии российских бизнесменов, хранящих деньги в банке, не раскрывались. Тайные операции разглашению не подлежат.

Как спасали другой банк Кипра

Когда на Кипре грянул финансовый кризис, то почему-то второй по величине банк Cyprus Popular Bank приехали спасать именно в Москву. И никто нибудь, а сам министр финансов Кипра Михалис Саррис. Киприоты хотели получить кредит в размере 5 млрд. евро. Решение надо было принять в течение 2-х дней.

Однако тогда спасателей в России не нашлось. Крупные государственные организации, такие как «Газпром», «Роснефть» и «Сбербанк», отказались от участия в проекте. А другие, по-видимому, не захотели светить свои деньги в кипрском банке. Впрочем, и государственные компании могли отказаться по той же причине.

Примечательно, что переговоры с киприотами начал вести банк «Надежный», занимающий 837-е место среди банков России. Совершенно очевидно, что он представлял собой лишь ширму какого-то крупного инвестора, который тоже пожелал остаться неизвестным.

Ситуация продемонстрировала то, что в Cyprus Popular Bank, наверняка, было очень много денег российских вкладчиков, поэтому киприоты и приехали в Россию, надеясь на спасение. Однако россияне решили, что спасение банка дело рук самого банка и не помогли.

Bank of Cyprus спасся сам

Если это можно так назвать. Он просто поглотил своего основного неспасенного конкурента Cyprus Popular Bank. После чего произошла рекапитализация за счет конвертации вкладов в акции. Фактически банк спасся за счет своих вкладчиков, которые вместо денег получили акции.

Из общего числа вкладов, превышающих застрахованные 100 тыс. евро 52.5% вкладчикам вернули вклады деньгами. Остальные 47.5% получили акции. В совет директоров банка вошло около трети россиян, что и подтверждает процент наличия российских денег в капитале банка.

Однако новому руководству не удалось вывести банк из кризиса. И в 2014г было принято решение о проведении допэмиссии на 1 млрд. евро. Почти половину ее выкупили американские инвесторы во главе с миллиардером Уилбуром Россом. Тогда же в ходе допэмиссии Виктор Вексельберг и приобрел 5.4% акций банка.

Интересно то, что эти акции достались ему по цене в 4 раза ниже той, которая была до допэмиссии. А вообще, после нее доля старых инвесторов размылась с 81% до 40%. И это, естественно, сказалось на репутации банка.

После прихода новых акционеров был избран новый совет директоров банка. И если раньше в него входило 5 россиян, то теперь переизбранным был только один — Владимир Стржалковский, сослуживец Путина по КГБ, который и ранее представлял интересы россиян в банке. Именно у него впоследствии выкупил долю Виктор Вексельберг.

Владимир Стржалковский

Кто, кто в руководстве сидит?

Новый совет директоров возглавил Йозеф Акерманн, один из самых влиятельных европейских финансистов. За его плечами 10 лет руководства Deutsche Bank, а после этого — Zurich Insurance Group.

В 2014г. Акерманном заинтересовались правоохранительные органы в связи с самоубийством Пьера Вотье, финансового директора Zurich Insurance Group. Подчиненный Акерманна в предсмертной записке обвинил своего начальника в создании невыносимых условий труда. Из-за этого Акерманну пришлось уволиться из Zurich Insurance Group. Теперь он доказывает свою невиновность в суде.

Правление Bank of Cyprus возглавил Джон Хурикен, бывший глава инвестиционного подразделения Royal Bank of Scotland. Одним из первых его шагов было желание продать большую часть зарубежных активов банка. В том числе и российский «Юниаструм».

Видимо, это намерение стоило Хурикену должности, потому что «Юниаструм» не продан до сих пор, а сам Джон Хурикен в апреле 2015г. ушел со своего поста, объяснив свой поступок личными причинами. Настоящей же причиной могло быть противодействие российского капитала проводимой Хурикеном политике.

В мая 2015г., продав свою долю Виктору Вексельбергу, из совета директоров уходит Владимир Стржалковский. Свой уход он объяснил невнятной и непрофессиональной политикой, проводимой новым руководством банка. А также падающими финансовыми показателями Bank of Cyprus.

Странно, но представитель «Реновы» Виктора Вексельберга называет инвестиции в банк перспективными, а сам банк хорошим. Кто из них прав? Скорее всего, в банке просто произошла смена смотрящего за российским капиталом и офшорными операциями на Кипре.

При этом и сам Владимир Стржалковский почему-то не избавляется от проблемного, по его словам, актива. Вместо него в совет директоров доизбирается Алексей Иванов, который работал как ассистент Стржалковского и в курсе всех дел банка. Остаются владельцами акций банка и члены семьи Стржалковского.

Интересы Виктора Вексельберга в совете директоров представляет Максим Гольдман, директор по стратегическим проектам «Реновы».

Что сейчас происходит в Bank of Cyprus?

По словам Владимира Стржалковского, полный бардак. Однако, как говорят люди, в бардаке легче жить. И, по всей видимости, этим пользуются и Виктор Вексельберг, и другие российские акционеры банка.

В своем интервью Владимир Стржалковский рассказал о том, как удивлялся принимаемым решениям, с удивлением смотрел на людей, которые бегали с мешками денег, не зная, кому их отдать. А если и отдавали, то сразу 100%, а не по частям. Про кредиты, по которым не возвращают не только проценты, но и тело. Как на поле для гольфа, где растет картошка и мандарины, давали кредит вместо 5 млн. евро в 20 раз больше.

После всего сказанного создается впечатление, что Bank of Cyprus не банк, а обычная помойка для перекачки денег. В принципе, так, наверное, оно и есть. Однако и за помойкой, в которой находятся российские капиталы, кто-то должен следить. А то накроется как Cyprus Popular Bank и где потом деньги искать?

Зачем банк Вексельбергу?

Виктор Вексельберг ничего зря не делает. У него много бизнеса. И офшоры, как и банковские помойки, ему просто необходимы. А есть еще неведомые никому российские акционеры, поэтому руку в банке надо держать на контроле. И кто-то выбрал для этого руку Виктора Вексельберга.

Кто? Кто в России может быть заинтересован в офшорах, когда руководство страны твердит о деофшоризации? В том то и дело, что, похоже, только твердит. А реально в ней никто не заинтересован. По крайней мере, тот, у кого есть большие деньги. Куда их выводить, если не в офшоры?

С таким руководством Bank of Cyprus может долго и не продержаться. Хотя, пока там есть российский капитал, банк будут охранять. И одновременно использовать. И, видимо, Виктору Вексельбергу в этом отведена не последняя роль.

 

Источник: The Morning News

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика