АнтиГазпром

«В январе 2017-го главе «Газпрома» Алексею Миллеру исполнилось 55 лет. И тогда же он огласил результаты работы корпорации в 2016 год. Эксперты обнаружили, что практически в каждом важном высказывании он либо искажал реальность, либо недоговаривал, пишет «Компания». Покажем это в форме антитезисов на тезисы Миллера

Тезис № 1: «В 2016 г. «Газпром» добыл 419,07 млрд куб. м газа. Это примерно на 11 млрд куб. м больше плана и на 0,57 млрд куб. м больше объема добычи в 2015 г.».
Антитезис: Миллер отрапортовал, что план превышен на 11 млрд куб. м, но при этом не уточнил, о каком именно плане идет речь, ведь в течение 2016 г. они постоянно корректировались в меньшую сторону. Руководитель компании завысил данные о перевыполнении плана почти на 2 млрд куб. м.
«Важно понимать, что анонсируемые Миллером результаты общей добычи все равно недотягивают до рекордных данных того же 2006 г., когда производство составило 556 млрд куб. м», – напоминает аналитик компании «Алор брокер» Кирилл Яковенко.
«Тенденцию падения прервала аномально холодная погода в Европе», – поясняет партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин. По его словам, рост производства в 2016 г. – целиком и полностью заслуга внезапно возникшего дополнительного спроса на газ в Европе в IV кв. 2016 г.
С ним соглашается гендиректор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин: «Газпром» добыл столько, сколько сумел продать. Весь прирост был обеспечен за счет увеличения экспорта в Европу – благодаря нефтяной индексации и дополнительным скидкам российский газ был дешевле, чем газ конкурентов. А снижение продаж российским потребителям оказалось меньше ожидаемого – помогла холодная погода».

Тезис № 2: «Экспорт «Газпрома» в дальнее зарубежье достиг в 2016 г. максимума за всю историю газовой отрасли – 179,3 млрд куб. м. По сравнению с 2015 г. рост составил 12,5%, или в абсолютном выражении 19,9 млрд куб. м. <…> Результат наглядно демонстрирует значительное увеличение спроса на российский газ в Европе и наши возможности обеспечить его надежный экспорт в требуемом объеме. <…> Такого не было ни во времена Советского Союза, ни в современной России».
Антитезис: «Так много в дальнее зарубежье «Газпром» еще не продавал. Росту способствовали, в частности, низкие цены, по которым потребителям выгодно делать запасы впрок, а также аномально ранняя и холодная зима, способствовавшая росту потребления энергоносителей. Не факт, что в следующем году зима будет столь же холодной. Несмотря на рост закупок у «Газпрома», Европа заинтересована в диверсификации источников топлива на своем рынке. Это сдержит рост экспортных возможностей «Газпрома» в западном направлении», – комментирует аналитик ИК «Финам» Алексей Калачев.
Результат, продемонстрированный «Газпромом» в прошлом году, очень хороший, считает Михаил Корчемкин. Но объемы экспорта в 2016 г. оказались значительно ниже прогнозов, озвученных в начале десятилетия. «По плану Миллера, в 2016 г. «Газпром» должен был экспортировать более 255 млрд куб. м», – утверждает эксперт.
Теперь о виртуальных поставках. По словам Михаила Крутихина, Миллер включил в экспорт объемы, российскую границу вообще не пересекавшие. «Это газ, который торговые «дочки» компании покупают в других странах и перепродают», – говорит он.
«Пик спроса не может быть вечным. Как только Европа заполнит свои хранилища, уровень суточных поставок придет в норму. Спрогнозировать, как будет дальше меняться объем поставок «Газпрома» в Европу, – довольно сложная задача. Тут надо учитывать множество факторов – внутреннюю добыча в ЕС, ситуацию на Украине, строительство «Северного потока-2», поставки американского СПГ», – перечисляет Кирилл Яковенко.
Михаил Корчемкин полагает, что есть и более весомые факторы, от которых зависит дальнейшая судьба экспорта «Газпрома». Это стоимость нефти и угля (к нефти привязана стоимость газа, к углю – потребность Европы в чистых источниках энергии) и, главное, – настроение президента России Владимира Путина.
«Он может прикрутить газовый кран в наказание за какой-нибудь «проступок» европейских партнеров. Кстати, часть прироста экспорта в прошлом году связана с низкой базой 2015-го. В I кв. 2016 г. «Газпром» вдвое снизил поставки газа по «Северному потоку» и через Украину. Так Путин «наказал» европейцев за украинский реверс. На самом деле пострадали бюджет и миноритарные акционеры «Газпрома», – считает Михаил Корчемкин.
Примечательно, что глава государства твердо убежден в росте спроса на углеводороды. 18 января, открывая новую трубу «Газпрома» (Бованенково–Ухта-2 – часть «Северного потока-2»), он заявил, что рынок будет расширяться, поэтому «нужно своевременно принимать решения инвестиционные, что мы сделали вот по этим проектам». Следовательно, акционеры «Газпрома» должны быть готовы к раздуванию инвестпрограммы компании: под якобы растущий спрос подрядчики с удовольствием возведут многие километры газовых магистралей.

Тезис № 3: «Газпром» всегда работает от рынка и добывает столько газа, сколько нужно потребителям».
Антитезис: «Такая формулировка верна. Куда девать газ, на который нет покупателей? – соглашается Михаил Крутихин. — Корпорация могла бы добавить в список клиентов еще одну Европу, и даже тогда остался бы запас. Но второй Европы нет. Средства и силы потрачены впустую, и «Газпром» вынужден сворачивать разработку месторождений на Ямале и в других регионах», – констатирует эксперт.
«Газпром» намертво привязан трубами к потребителям, и его поведение часто меняется в зависимости от их желаний. Кирилл Яковенко допускает, что европейские клиенты сумеют надавить на «Газпром». Дело в том, что компания ограничена в вопросе трубопроводных поставок на Запад. «Северный поток» заработал на полную мощность. Наращивать прокачку по украинской газотранспортной системе (ГТС) не получится – для этого ее нужно модернизировать. При всем желании (как «Газпрома», так и его клиентов) гнать еще больше топлива будет трудно.
«Газпром» в самом деле сильно зависит от потребителей и при необходимости может прогнуться под них. В рыночных условиях такая ситуация абсолютно нормальна. Но у компании есть и второй клиент – Кремль. И часто желания двух клиентов диаметрально противоположны. Этим и объясняются частые ошибки в прогнозах, неоправданные инвестиции (вроде многомиллиардных вложений в отмененный «Южный поток») и политически мотивированные действия (строительство магистралей в обход Украины при наличии действующей ГТС) менеджмента «Газпрома».

Тезис № 4: «Наши производственные мощности способны обеспечивать добычу в объеме, более чем на 150 млрд куб. м в год превышающем фактическое производство». Другими словами, нужно больше газа
Антитезис: Иметь на балансе такие большие невостребованные мощности и гордиться этим весьма странно. Игорь Арнаутов сообщает, что в 2015 г. суммарная производительность установок «Газпрома» по комплексной подготовке голубого топлива достигла 1,12 трлн куб. м. Это превышает объем добычи компании примерно в 2,6 раза. Когда речь идет о росте производства газа, надо учитывать внутреннее и внешнее потребление, утверждает Алексей Калачев. В последнее время падение объемов добычи совпадало с приростом экспорта (42% выкачанного из недр топлива идет за рубеж) и падением продаж в РФ. «Менее 10% газа продается в страны бывшего СCCР и около половины потребляется внутри России, причем оба показателя снижаются от года к году».
В целом же специалисты указывают на ошибки в инвестиционной стратегии корпорации. «Излишки добывающих и газотранспортных мощностей указывают на неправильную инвестиционную политику «Газпрома». На днях Миллер доложил о полной готовности трубопроводов «Южного коридора», построенных для подачи газа в «Южный поток». «Газпром» потратил на эти трубы более $15 млрд, но нет никакой ясности, когда пригодятся эти активы и пригодятся ли они вообще. На мой взгляд, замораживание огромных денег в невостребованных проектах играет на руку только подрядчикам «Газпрома», – уверен Михаил Корчемкин.

Тезис № 5: «Европейские потребители выбирают «Северный поток» за высокую надежность транспортировки газа. Это не только бестранзитный газопровод, напрямую соединяющий газотранспортные системы России и Европы, но и, что очень важно, газопровод современный и высокотехнологичный. Он десятилетиями будет гарантированно обеспечивать Европу российским газом. Такими же преимуществами будет обладать и «Северный поток-2».
Антитезис: Миллер упустил из виду сдвиги, которые происходят на европейском энергетическом рынке. Они медленные, но неумолимые. Брюссель придерживается стратегии энергонезависимости. Более трети импорта приходится на одну компанию, следовательно, поставки нужно диверсифицировать. Для этого прекрасно подходит СПГ.
Стабильные объемы экспорта через «Северный поток» в течение десятилетий не гарантированы, считает Игорь Арнаутов. «Кроме того, планируемое строительство регазификационных СПГ-терминалов в Хорватии, Эстонии, Греции, Ирландии и Швеции может снизить спрос на газ из «Северного потока». Строительство же третьей и четвертой ниток по дну Балтийского моря в рамках проекта «Северный поток-2» затягивается, так как сделку заблокировала Польша», – рассказал он.
Строительство «Северного потока-2» – огромные инвестиции для «Газпрома», но никто не дает полной гарантии, что проект может окупиться, утверждает Кирилл Яковенко. Да, заявление о преимуществах «Северных потоков» должно было насторожить акционеров компании, так как Европа все еще не решила, быть ли газопроводу. При этом Миллер явно настроен на прокладку магистрали даже без предварительного разрешения. Коммерческие интересы компании здесь отходят на второй план, а во главу угла ставится политика. Россия хочет исключить Украину из схемы поставок газа на Запад, поэтому строит всевозможные потоки, вместо того, чтобы пользоваться готовой ГТС

 

Источник: FLB

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика