Никого он Нерадько?

В связи с кризисом в «ВИМ-Авиа» в России вскрылись серьезные проблемы с гражданской авиацией. Спасут ли власти и Росавиация отрасль и с чьих плеч ради этого полетят головы?

Пока Airbus готовится запустить к 2018 году первые летающие такси, в России гражданская авиация понемногу летит в направлении бездны. Российские требования в области авиаперевозок все еще не соответствуют принятым во всем мире, авиакомпании продолжают банкротиться, а, если верить слухам, пилоты массово бегут работать за рубеж или лишаются лицензий. Все это непосредственно связано с Росавиацией, а значит, все это можно отнести к проделкам (или недоделкам) небезызвестного Александра Нерадько, который скоро уже восемь лет как возглавляет надзорное ведомство.
Александр Нерадько.
Как стало известно корреспонденту УтроNews, вице-премьер Аркадий Дворкович в рамках реализации программы по реформе контроля и надзора органов потребовал откорректировать надзорные функции Росавиации. В частности, от ведомства требуют ввести процедуру риск-ориентированного подхода при проверке российских авиакомпаний на «дееспособность». Идея-то, в целом, неплохая, но не приведет ли это к увеличению числа откатов при проверках? И не превратит ли ситуацию с авиакомпаниями в России в то, что сейчас происходит в российской банковской системе?
 
Надзор за надзором?
Нерадько в связи с новостями о крахе авиакомпании «ВИМ-авиа» привлек внимание главного надзорного органа РФ – Генеральной прокуратуры. Подшефное Чайке ведомство направило министру транспорта РФ Максиму Соколову представление. В нем черным по белому прописано: контроль за деятельностью ведомства надо бы усилить, а заодно обратить внимание на требования в области сертификации и лицензирования. То есть не раздавать лицензии авиаперевозчиков направо и налево.
При этом Генпрокуратура открыто (потому что может себе позволить!) обвиняет в сложившейся ситуации Росавиацию. Так, в документе говорится, что именно деятельность агентства «систематически приводит к банкротству российских авиаперевозчиков», а также влечет за собой нарушение прав пассажиров. В связи с этим должностных лиц предлагают наказывать, хотя бы дисциплинарно. Но что для Нерадько то дисциплинарное взыскание? Да и представление от все той же Генпрокуратуры о служебном несоответствии главы Росавиации, уже полученное Минтрансом, его не слишком озадачит – Соколов и Дворкович уже получили нагоняй за «ВИМ-авиа» от самого президента, и ничего, остались на своих местах.
Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович.
Единственное, что после «пинка» от Путина сделал Дворкович – включил Росавиацию в приоритет по программе реформы контроля и надзора. Это значит, что агентство воздушного транспорта попало на первую строчку списка ведомств, которые злоупотребляют проверками. Теперь Нерадько предстоит справиться с еще одной реформой своего ведомства. Но в этот раз она организована «со стороны», и переживет ли ее сам руководитель – вот вопрос.
 
Банкроты от слова «совсем»?
Кризис в «ВИМ-авиа» потряс ленты новостей федеральных информагентств в сентябре. Сотни пассажиров, которые не могут добраться домой из-за отмены чартерных рейсов, массовые задержки перевозок и общая паника тех, кто уже купил билет на самолеты авиакомпании… И все это из-за долга в 7 млрд рублей!
Интересно вот что: «ВИМ» честно пришла к Росавиации за помощью, когда удостоверилась, что «дыру» в своем бюджете закрыть не сможет. И агентство в этой помощи компании отказало. Но если вернуться на два года назад, в 2015, и вспомнить ситуацию с банкротством «Трансаэро», то можно понять следующее: компании с долгом в 260 млрд рублей ведомство Нерадько было радо помогать. А вот «ВИМ-авиа» с долгом в 37 раз меньше – нет.
Логично было бы предположить, что разница в позициях по «проблемным» авиакомпаниям тогда и теперь связана с негативным опытом, ведь «Трансаэро» спасти так и не удалось. Но здесь важно не забыть, кому принадлежал почивший «авиагигант»: ее основал сын министра радиопромышленности СССР генерал-полковника Петра Плешакова Александр. А в состав акционеров компании вошла Татьяна Адонина, никто иная, как председатель Межгосударственного авиационного комитета (МАК). Вряд ли подобное лобби не повлияло на решения Нерадько по «Трансаэро». А вот бедная «ВИМ-авиа» почестей от него не заслужила, за что, видимо, и расплачивается.
Дмитрий Медведев и Александр Плешаков.
Заодно заметим, что представителей «ВИМ» уже затаскали в следственный комитет – там происходящим в авиакомпании слишком уж интересуются. Не остается в стороне и прокуратура. А вот руководство «Трансаэро» в свое время что-то от этого уберегло. И даже сейчас, когда в суде компанию признали банкротом и допустили, что банкротство было преднамеренным, Плешаковым наверняка удастся уйти от ответственности. А «ВИМ», похоже, действительно сделают банкротом преднамеренно, вот только по инициативе других лиц.
Нерадько против!
В то время, как гражданская авиация всего мира работает по одной схеме, в России им приходится перестраиваться под местные нравы и традиции. Все потому, что Росавиация отказывается вносить изменения в правила эксплуатации аэропортов. Что это – вредность и стремление показать всему миру огромный российский кукиш или последствия работы адской бюрократической машины?
Речь идет о том, что во всем мире на протяжении многих лет для посадки самолетов используются показатель высоты QNH (давление, приведенное к среднему уровню моря). В России же высота рассчитывается исходя из давления относительно аэродрома, QFE. К чему приводит такая разница в показателях? Очевидно, что иностранным пилотам становится гораздо сложнее заходить на посадку в России, а российским, напротив, крайне непривычно приземляться в других странах. И однажды эта досадная разница закончится трагедией.
Впрочем, приказ о создании рабочей группы по внедрению QNH в России существует – аж с 2012 года. Вот только пока это привело только к усугублению ситуации. В феврале на показатель высоты в зависимости от уровня моря перевели международный аэропорт Пулково в Санкт-Петербурге. И теперь в России один аэропорт (не считая Симферополя, где QNH был внедрен еще до вхождения в состав РФ) работает по международным требованиям, а все остальные – по внутренним!
Почему Нерадько не может навести порядок в собственной отрасли? Казалось бы, приказ подписан, решение принято. Однако за пять лет реализовать его не удалось. Наверняка подобный переход с одной системы на другую совершить довольно сложно. Или кто-то все-таки намеренно затягивает реализацию, преследуя собственные интересы?
 
А ему все мало…
Росавиацию неоднократно обвиняли в использовании коррупционных схем, а руководителя ведомства Нерадько – заодно и в неприкрытом вымогательстве. Так по сообщению СМИ, у главы Red Wings Александра Лебедева еще в далеком 2010 году он требовал денег для футбольного клуба «Крылья Советов«. После отказа бизнесмена Росавиация устроила ему проблемы, отменив вылет десятков рейсов якобы из-за неправильно сделанной заявки.
Не менее интересна история и с распределением международных «курортных» рейсов с большим пассажиропотоком: схема Росавиации по получению откатов за назначение авиаперевозчика на то или иное направление вскрылась через год после официального выступления Нерадько в должность, и, предположительно, действует до сих пор. Видимо потому, что никому не мешает. Либо Александра Васильевича научили делиться: ведь стоимость одного сезона на туристическом направлении может обойтись авиакомпании в сумму порядка 1.5 млн евро!
При этом по итогам 2016 года Нерадько задекларировал годовой доход в размере всего 2.6 млн рублей. Это меньше, чем у каждого из его замов. Неужели глава федерального агентства такой скромный?
В ходе проверок уже выяснилось, что некоторые авиакомпании находятся в положении едва ли не худшем, чем у «ВИМ-Авиа», но их признавали стабильными. Сколько могли платить такие неплатежеспособные авиакомпании за возможность сохранить за собой самолеты и пассажиров? Неизвестно. Но, если это имело место быть, то, скорее всего, эти потоки не могли идти в обход Нерадько.
Источник: УтроNews

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *